Главная » Статьи » Различные статьи

Мои воспоминания о Сашке Коржове
Кто-то из древних сказал, что о мёртвых говорят либо хорошо, либо ничего. Посему постараюсь упустить все негативные последствия для окружающих Сашкиного алкоголизма. Да он пил, и пил много, наверно он пил, как пить нельзя, но погубила его, безусловно, не водка, погубило непонимание и то несоответствие между миром окружающим и его собственным. Он был очень талантлив, и быть непонятым удел таких людей. Он был белой вороной для Львова, так как наперекор всему тупому национализму продолжал писать и говорить по-русски. Не буду комментировать хорошо это или плохо, скажем так, это было принципиально для него, а принципы надо уважать. Не помню где и когда познакомился с Сашкой (но было это давно), по-моему, это был концерт в «Старушке». Кто выступал там не вспомню, но для Сашки это уже был период забытья. Время, когда о Манускрипте писали газеты и говорили львовские ТВ-передачи прошло, и в тот период (хотя почему только в тот) Сашка пил. Наше знакомство прошло на «Ура» ибо Корж показал местную точку с палёной водкой, он знал их в любой части города, и там знали его, и мы, заправившись чекушками, пошли дальше на концерт. Корж выступал последним и выступил очень хорошо (ну как тогда показалось мне). 

Не хочется уподобиться Майковской фразе «Он мой лучший друг – я с ним пил». Поэтому не буду гнать, что мы с Коржом были друзьями (из-за особенностей характера не думаю, что у него они были вообще, ну я имею ввиду закадычных, хотя не буду утверждать), скорее мы были с ним товарищи и иногда собутыльники. Мы время от времени случайно встречались, общались и пили. Корж любил разбивать или терять гитары (как правило, чужие), и это было не из-за не любви к шестиструнной деве, а скорее из-за инстинкта самосохранения, так как большинство гитар он разбил в драках, а потерял в пьяном угаре. В связи с этим в рок-н-рольных кругах пошло предубеждение, что Коржу гитару не давать, даже на час. Но всё равно он находил какую-то добрую душу, а потом лубяную голову и гитара приходила в полную негодность. Его все материли благим матом, но, наверно, всё-таки прощали – что скажешь талант ёптить. 

Про Сашкины приключения ходили байки и анекдоты по городу. Например, шёл Сашка пьяный и к нему придалбались менты, опять 25 подумал он и решил, что ночевать будет в обезьяннике. Но вместо этого один из ментов, глядя на гитару, спросил: «а ты музыкант?». Корж ответил «Ну типа, Да». И менты попросили его сыграть. «Что играть-то?» - спросил он. «Нашу» – ответили ему. «Вашу? Это какую?» - судорожно пытаясь вспомнить хоть одну ментовскую песню, спросил Сашка. «Голуби летят над нашей зоной» - попросили менты. Сашка отыграл, еле сдерживая дикий хохот. Оказывается, «Голуби летят над нашей зоной» - это чисто ментовская песня :). Вот такая жизненная история, и такие казусы с ним случались постоянно. С Коржом было весело, но для этого желательно было, находится с ним в одном и том же состоянии, и не на градус меньше – иначе ты переставал его понимать. Когда-то, общаясь с товарищем Димой, он же «17», на сольном выступлении Манускрипта (в Русском Культурном Центре (про это когда-нибудь отдельно)) я сказал «Корж - алкаш» (собственно не новость), на что «17-й» мне ответил «Но он хороший человек, послушай его песни, плохой человек не может такое написать». И с этим трудно не согласится. Его песни мне напоминают творчество Вени Дркина, написаны и сыграны на надрыве, на грани. Да и судьбы их вроде похожи, оба ушли до 30-и, и оба из-за безвыходности. 
В мае 2005 идя с работы, я узнал, что Корж повесился, похороны были 24 числа, и мне, к сожалению, никто не сообщил. Его смерть как любая смерть вызвала двойственные чувства: с одной стороны это была реальная утрата, и действительно жаль, что так вышло, с другой стороны все, где-то в глубине души его давно похоронили, так как полгода его никто не видел. Он сильно постарел за последние 2 года жизни и в свои 27 лет у него уже были седые виски, да и выглядел он неважнецки. Похороны (по словам очевидцев) тоже прошли не без эксесов. Во-первых, водитель катафалка никак не мог понять, почему собравшиеся, вместо того чтобы лить слёзы, пьют портвейн и поют песни (На 40-ка днях после смерти Анатолия Рачковского Корж сказал (приблизительно такое): «Мы когда то говорили с Толиком о смерти, он сказал что не хочет видеть кислые лица на своих похоронах, и я на своих тоже бы не хотел»), а во-вторых, катафалк на обратном пути попал в аварию, что было воспринятом водилой не иначе как проискам Сатаны :). Я поехал на могилу через пару дней после похорон. Взяли бутылку портвейна и разделили ёё вместе с Коржом. 

Но самое гадкое что было, это 40-дней смерти Коржа, организацию этого взяла на себя типа «рок-клуб» «Лялька». Администрация этого заведение сплошные уроды-нацики и барыги, которые пытаются всеми силами заработать на рок-н-ролле. В «Лялке» - запрещено петь на русском языке, поэтому группа Манускрипт только исполнила 2 песни Коржа, те, которые на украинском. А дальше пошли выступать группы, которые не понятно зачем вообще пришли на этот вечер памяти. Более жалкого зрелища – трудно представить. Такие уроды смогли испортить даже 40-дневные поминки. Друзья музыканты просили разрешение администрации исполнить пару песен Коржа на русском, на что получив решительное «Ні», со слезами на глазах пошли пить на улицу. 

"Ось такі то Вам хіханькі хахонькі, ось така то блін вєчная молодість” (с)
Категория: Различные статьи | Добавил: SenYa (14.04.2008) | Автор: SenYa
Просмотров: 850 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.5/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МАНУСКРИПТ